Ловим Щуку
Обычно ей достаются места вблизи тростника с благоприятным микроклиматом, то есть достаточной проточностью и повышенным содержанием растворенного в воде кислорода.

Обычно ей достаются места вблизи тростника с благоприятным микроклиматом, то есть достаточной проточностью и повышенным содержанием растворенного в воде кислорода. Естественным укрытием для щук или травянистая растительность, или коряги. Обычно в прибрежной полосе ловля бывает очень эффективной, и клев может продолжаться в течении суток. Но экземпляра будут редко достигать 400-500 гр. В береговой зоне так же есть свои наиболее благоприятные места, и конкуренция за них столь велика , что создается впечатление, что бы занять их, щурята выстраиваются в очередь. Из нескольких лунок часто удается поймать столько же рыбы, сколько из всех остальных, вместе взятых.

Как поменять спусковые крючки на "ИЖ-27"?
На вопрос отвечает Александр Ярковой. Вопрос очень интересный, т.к. спусковым крючкам нет износа. Но, мало ли что...

На вопрос отвечает Александр Ярковой.

Вопрос очень интересный, т.к. спусковым крючкам нет износа. Но, мало ли что. Особого труда, если владеешь слесарными навыками, эта операция не представляет. Вариант первый. Лучше отдать в мастерскую, там полчаса с тремя перекурами. Если нет возможности, то следует отделить ложу от колодки. Посмотреть и запомнить, как стоят в верхних шепталах промежуточные тяги от спускового крючка до шептал.( Тонкие блестящие пластики стоящие вертикально). Это принципиальный момент. Далее, ищем ось, на которой установлены и качаются крючки. Эту ось необходимо выбить. Специальной выколотки у вас, наверняка, нет. Лучше всего взять тонкое сверло подходящего диаметра и отрезать режущую часть. Далее ставим ружье на предохранитель. Объяснять зачем долго. Просто ставим и выколачиваем ось. Крючки у вас в руках. Рассматриваем их и обращаем внимание на наличие углубления в задней лодыжке. Берете новый спусковой крючок и через прорезь вдавливаем его на место, причем промежуточная тяга (белая и блестящая) должна стать в углублении в задней лодыжке. Вставляем ось и начинаем двигать крючок для совмещения  его отверстия с осью. Как только совместим, ось забьем, ну дальше, повторим то-же самое со вторым спуском. Вот и все.

На сайте журнала «Охота, рыбалка и туризм» -ort-omsk.ru  действует рубрика «Вопрос-ответ».

В ней каждый посетитель может задать вопрос специалистам Министерства природных ресурсов и экологии, экспертам областного общества охотников и рыболовов,профессиональным оружейникам, опытным карполовам, ветеринарам, профессиональным собаководам, ГИМС МЧС России по Омской области, УМВД, Лицензионно-разрешительному отделу Росгвардии. Также почитать ответы на злободневные вопросы, которые задают другие люди. Принять участие в обсуждении и быть в курсе последних новостей в области охоты, рыбалки и туризма. 

Прямая ссылка: http://ort-omsk.ru/questions

Что будет за езду на лодке без прав?
На вопрос отвечает старший государственный инспектор по маломерным судам Лазаренко Сергей Владимирович.

На вопрос отвечает старший государственный инспектор по маломерным судам Лазаренко Сергей Владимирович.

В 2018 году внесены поправки в кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно действующему законодательству административная ответственность за управление судном лицом, не имеющим права управления, предусмотрена частью 2 статьи 11.8 КоАП РФ.

Административный штраф за управление судном лицом, не имеющим права управления, в 2018 году составляет от 1000 до 2000 рублей.

Необычная история произошедшая в родных Сибирских местах

Нет ничего лучше возвращения в родные края, в родительский дом, где мы всегда становимся вновь детьми. Родная природа встречает нас с радостью и подарками, но стоит утратить чувство меры, потерять уважение к ней, и тёплый добродушный лес станет чужим и опасным. Способным сполна отплатить за причинённое зло той же монетой.

Рассказ Владимира Милевского "Страх и мера"

Эта необычная история произошла со мной в родных Сибирских местах. Там где я родился, откуда и упорхнул на «вольную» в чужие края – за лучшей долей. 

Как всегда, в большой отпуск  тороплюсь туда, где меня всегда ждут. Перемахнув пол страны воздухом: оставив потрескавшую от жары Ставропольскую землю, я экипированный, счастливый, становлюсь на вкусно пахнущую землю родного края. Милая  деревушка: это она, скособочившись, старенькая выглядывает из-за поворота, в ожидании своего странника – лесного бродягу.

Любимый сентябрь: золотой и местами позолоченный, играя приятными тонами контрастных мазков лесного царства, ждёт меня любознательного на своих тропках – дорожках, по коим хожу только я.  

У нас с мамой день расписан по часам и минутам. Сентябрь жалеет нашего деревенского брата. Придерживает где-то в далёких краях и далях –грозовые тучи, подарками посылая чудесную погоду. 

Пушкинцы с раннего утра, управившись по хозяйству, спешат  на свои огромные огороды: – быстрей картошку кормилицу выкопать, чтобы  врасплох не попасть под липкую грязь под ногами, и ручьи с крыш – прямо в бочки. «Грибов – опят, нонче люди говорять многа уродилося» - словно читая мои мысли, тихо говорит мне мамочка, в первый день нашего ковыряния в земле. 

С раннего утра мы мешки картохой засыпаем. Вечером я на спине их снесу в дом и ссыплю в подполье. Добрая, чистая – в этот год уродилась: по килограмму встречаем отдельные клубни. Наша земля любит трудолюбивых людей, с железной  волей и руками жилистыми. Уважает не  языком болтающих, а на всю жизнь мозолями меченных. 

Отец пахарь от природы: целую зиму возит на таратайке навоз со скотской зоны двора. А весной, перед самой пахотой, раскидает вилами на всех 40 соток его ровненько, равномерно. Здесь химией никто никогда не пользовался и пользоваться не будет! Земля кормилица любит такой мужицкий уход за собой без всякой гадости. Поэтому чистым и полезным растёт овощ,  из ухоженной земли выглядывая, – радуя глаз крестьянина. Отец в лесу работает эту неделю. Поэтому мы с мамой подкалываем, копаем и ссыпаем в мешки кормилицу.

«Мешков может 110-ть накопаем крупной себе, и  кулей 45-ть  мелкой – эта вся скотине пойдет» - спокойно рассуждаем мы, любуясь землёй –пухом, что по локоть можно одной ладонью зарыться, и ногти не сломать. 

Управившись с картошкой, я возбужденный от радости, что с монотонным и нудным закончено, дрынкаю заводилкой и уже на новеньком отцовском Урале несусь за деревню, в сторону Цветущего – там  грибы буду искать и собирать! 

Ах, как удачно попал с первого раза на плантации его растущего. Здесь березовых  пней много, по их корням целые отряды опят стоят в коричневых шляпках к верху. Душа радуется: нож только успевает срезать вкусняшки.  За спиной ружье, на боку нож охотничий. Час за спиной – пол коляске опятами засыпана. Мимолётно – пугливых рябчиков стреляю.  Любо как! – так быстро набрать, и домой вернуться ещё засветло. Мы с мамой высыпаем грибы на плёнку, что расстелили во дворе. Гриб –   сушить мы будем!

За спокойным и вкусным маминым ужином в летней кухне,  улыбаясь, мечтаю вслух: «Мам, там столько опят, я в своей жизни столько не видел!»… – «Ну и собярай сынок на здоровье, раз нашёв стольки!» - подливая мне молока, радуется в месте со мной мамочка. 

Следующий день повторяется по моему сценарию. С утра до вечера – картошка! Вечером - опять Урал под себя!  Вновь захожу в знакомый высокий лес! Снова, напевая знакомые куплеты, согнувшись, а то и ползая, успеваю только резать, резать и подрезать красавцев опят. Ах, как мир прекрасен! Ах, как  прекрасно дышится в лесу Сибирском. «Сколько же Вас здесь родимые растёт?» - вытирая пот со лба, кувыркается в карамельной сладости моя ненасытная натура. 

Опять с мамой растягиваем плёнку, снова высыпаем лесное добро. Пусть сушится, пусть меняет цвет и форму.  И третий день по такому же сценарию, и четвертый высыпался опятами  уже на крышах на плащ накидки, и на одеяла разные. Всё  грибом засыпано. Запах стоит на весь двор!.. Мы как зенитчики в войну, головами крутим по небу, носом воздух нюхаем. Мы боимся тёмных туч, и дождя хитрого, мокрого, что может в одну секунду налететь и все мои планы залить, сгноить, угробить….

Молча, сидим в летней кухне, кушаем. Нажевавшись любимых шкварочек с картошечкой молоденькой, мой желудок попадает во власть,  самых вкусных на свете – маминых блинчиков. Макаю их в варенье чёрной  лесной смородины и довольный, запивая чаем с душицей, сытым языком без костей мелю:  «Мам! Сумка у меня десантная с собой – 100 литровая. При таком раскладе – природой даренным: –  её всю набью грибом сушеным!» 

Мамочка слушает внимательно меня ненасытного. В глазах читаю её лёгкую растерянность. Там вопросы поселились.  «Сыночек родненький, сыпать то ужо некуда. Усё засыпали, где могли! Няужели етого мало будя?» - осторожно, по-доброму, чувственно спрашивает меня мама. Я вкусно причмокивая, продолжаю кичливо бахвалятся: «Мам!...Год-то длинный,… Вот соберёмся в гости, возьмёт с собой грибочков сушеных пакетик,…в Ставрополье такой вкуснятины - то не знают!  Так что разойдётся гриб быстро».... «Так, оно так», - тихо соглашается мама: замолкает. Не моргая, глядя в окно, куда - то на озеро, о чём-то думает своём. Потом тяжело вздыхает и тихонечко уходит из летней кухни. В след её маленьким тихим шагам – громко, словно оправдываясь, в поисках полного понимания кричу: «Завтра последний раз съезжу Мам, и всё!»…

Пятый день начался опять с картошки. Небо по- прежнему радует деревню солнышком! По людским огородам гуляют приятные запахи костров. Деревенские роя землю, пекут  картошку. Рядом с костром, на бумажечке лежит у каждой семьи соль и огурчики, от пупырышек шершавых – колючие. Малые детки балуясь у костра, словно колокольчиками звонко голосят, на прутиках сало жаря. Его в трубочку от жара скрученного, хлебушек свежий, только утром из печи вынутого хозяйкой ждёт, на кусочки резанный.  

У всех копающих рты чёрным измазаны. Время такое настало, с родной землицей ручками поручкаться по-полной, одним: – до до коликов в спине, до тяжести в ногах, другим: –  шуткуя справится с огородищем с одного маха:  потому что здоровья в душе и теле на десятерых хватит.

На озеро утка перелётная, периодически животами плюхается на воду тихую. Рядом с нами ковыряющимися в земле, на забор облокотившись стоит моё ружьё – ждёт своей минуты! В хороший утиный лёт, помимо картошки к нашему вечернему столу ложится тушёная уточка с картошечкой и тмином обсыпанная, под молочко холодное.  

«Всё Мам!, последний раз смотаюсь и всё!», садясь на мотоцикл, говорю маме, что стоит у калитке. «Харошо сыночак! – харошо роднянький!..Тольки смотри по дароге ня гони» - напутственно выдохнула,  всегда переживающая  её чистая  душа.

Дорога позади. Дрын – дрын – дрын - дёрнулся мой мот, и замер. Осторожно вынимаю ключ зажигания. «Слышь!» – говорю сам себе…- "Какая – то странная тишина висит в лесу. Вроде раньше птичьими песнями встречал меня этот лес.....Переговаривался, приветствуя меня  с корзинками в руках..."

Углубляюсь в знакомую чащу. Шаг влево, пять прямо, десять вправо….Господи! А грибов еще больше! Невероятно просто! Радуется хапуга во мне, коему хочется набить всю коляску мотоцикла. Ползая на коленях по грибным плантациям, насвистываю, напеваю то, что помнится из приятной сердцу музыки. Радостью такой -укушенный, как комбайн - работаю руками, успевая только считывать информацию с земли жаднющими зенками. 

Одна ходка к моту, а вот и за второй – снова падаю на колени! «Ах, как прекрасен этот мир! Лучше нет золотой осени!» – танцует танго моя душа в обнимку с телом, от пира, что развёл я в этом леску. Вдруг резко прекращает звучать музыка в душе. Стоп танец!!! В спину что-то ударило! Нет,- не дрыном со всего маха, и не сапогом, подбитым железной набойкой. Здесь чем-то пострашней придавила мою психику! Чувствую: чужой взгляд, давит меня в хребет. Все мурашки, что живут во мне, словно красные муравьи от непонятного, до жути неприятного явления, в страхе молча, пронеслись по спине, через трусы и спрятались в пятках. 

«Что за чертовщина?» – я медленно выгибаюсь, разворачиваюсь и прищурив глаза, словно прячась весь в дзоте, начинаю внимательно разглядывая изучать лес. Пытаясь увидеть какое-то страшное существо. Внимательно сканирую зеленый, угрюмый лес, снизу до самых макушек. Уже грудь продолжает плющить непонятные лучи, флюиды, волны, какого – то доселе  непонятного страха, от которого душа с ума сходит. 

«Да ладно, глюк какой-то мозг поймал, а ты трухнул!?» - поглаживает мою вздыбленную макушку, тот, что смелым живет во мне. Слушаюсь его. Снова наклоняюсь, и начинаю  ножом направо и налево, как косой гриб резать и в корзину бросать. «Ух! Ух! - Вот это жуть!...– Бережёного Бог бережёт!» - подогнув коленки, уцепившись за штанину, – воет тот, что трусоват.  

Вновь, спину нанизывают  на себя неописуемые  страхи, аж рябь пошла по голове, на бровях зависла. Опять выпрямлюсь. Разворачиваюсь: молча, не сводя со странного леса, снимаю со спины пятизарядку. «Что за  дикие шуточки!?» – колотится мышонком сердце.  Предохранитель вниз, и все пять патронов громыхнули на уровне середины деревьев. Лавиной дроби обсыпал, звучно с эхом,  странный лес.  Отбабахал: быстро зарядил снова магазин, и стою с наведённым стволом на тайгу. Стою,  не сводя не на секунду взгляда с зеленке. 

На какие-то четыре, пять секунд – вроде отпустило, полегчало. Только закинул ствол за спину, опять такая же гадость буравить меня стала.  Кровь стуком пульсировала в голове. Психика звенела от напряжения, словно на кону стояла моя жизнь. 

Мысли в панике  столпились в голове. Не знают, что и думать, что предпринять?? Я всем им быстро ставлю задачу: «А ну-ка, вспомните все страхи, что в жизни пришлось нам вместе  пережить? – Остался ли маркер под коркой сознания – подобного ужасного явления. «Нет! Нет! Такого страха мы ещё не встречали!» – кричат все хором, трясясь уже  в коленках - мысли. 

Я им опять, не сводя взгляда с недружелюбного, странного леса про себя кричу: «А ну  вспомните всё, что знаете об этом месте?....– Только быстрей!» – мочи нет терпеть это страшное явление, что так убийственно волнует кровь, от чего хочется убежать, спрятаться, уехать! 

Забегали мысли, засуетились, заикаясь, запинаясь, хором все начали трясти память! А она бедная, не знает что вспомнить – что сказать! «Здесь раньше семья жила до революции, здесь хозяин семьи похоронен! Но где могила, ни кто не знает!»…Ещё что? …«Здесь во времена становления Советской власти, конный головной дозор Колчаковский  сгинул бесследно.  Четыре бравых казака, их лошади и оружие исчезло, не оставив следов. 

Вспоминайте! Вспоминайте! Не унимаюсь я! – подгоняя в ужасе свою память и мысли: «Здесь живицу собирали в 50 и 60 годы  вздымщики с Прибалтики и Западной Украины»…Одна мысль, что тихо и смирно сидела на отшибе сознания, жалобно прочирикала: «Здесь отец твой в лесу на земле давно, находил череп одетый в косу женскую длинную. Косточек тела не было рядом, только череп и  русая коса как живая лежала в траве» – «Ещё трясите память!» – продолжаю словно кнутом, гнать испуганные мысли в голове.

За дольки секунд быстрых –  всё вспомнилось! Но где ответ искать? Что к чему пришить, и историей объяснить правильно? «Нет!...Я должен корзины последний раз заполнить, и валить от этого проклятого места», – ерепенится во мне смелый. «Надо взять себя в руки!» – Беру! И начинаю вновь резать гриб…Да что толку!?...Спина, затылок, макушка испариной покрывается! Кто ж так меня пытает? Оборачиваюсь. Смотрю опять вглубь тёмной тайги! Живое это "ОНО" – тело имеющие, – или чёртовщина какая, людям не известная?  

Достало ты меня чудище лесное!  Сделав ладони рупором, ору на весь лес таким криком, пытаясь испугать то, что меня так по серьёзному прессует выворачивая нутро наизнанку. Крикнул так, что испугался больше сам! 

Опять, четыре – пять секунд относительного покоя. И опять как невидимые иглы и нитки прошивают меня всего. «Тебя же мама предупреждала, что хватит!» – Это вылезла та мысль, что всё правильно понимает в этой жизни и видит так же. «Это дух леса тебя, не знающего меры, из себя гонит, чтобы ты алчный больше сюда нос не совал!.....– Делай ноги! Пока не поздно! Ты ведь не знаешь, что может сделать с тобой это страшное явление?….» 

Накручивая себя гадалками, вдруг весь покрылся, пропитался – неописуемой паникой! «А правда, что может со мной сделать? – если я буду упорствовать? «Язык отнимется, или рука загребущая повиснет – отсохнув?» Что-то подобное мы когда-то читали, переживали за меня мысли и височный тремор вместе с ними. «Что ждём? – Валить надо, – бухтит трусливо заднее место! Делаем ноги, и чем быстрей, тем лучше!» 

Руки за корзинки. Ружо за спину. Спиной, спиной, глядя только на лес, задом вывожу себя невменяемого от жуткого страха. Выхожу, а сам думаю: «Только бы завёлся 40-ка сильный, с первого раза!...»

Мот ждёт! Урал меня понял по моему лицу, по неполным корзинам:  с первого тычка затрындел.

И вот, мы несёмся от этого проклятого места, успевая только вписываться в повороты. Отъехав километр, освободившись полностью от страха, остановился. С корзиной и ружьём удалился в лес. Любопытство – сильнее страха! Это оно проверить этот случай решило, углубившись в лес. Ходим по лесу гриб ищем, мурашки успокоенные по местам своим довольные  вразвалочку расползлись. Но всё равно мысли шушукаются: «А вдруг это явление летучее, и крылами сейчас наяривая, подлетает к нам рыщущим здесь, где гриба совсем можно сказать нет. Но, слава Богу, лес чирикает, лес поёт. На душе, покой - задрав ноги, тащится, радуясь, что пережил такое ещё 15 минут назад.

Прошёлся, погулял, рябчиков выводок поднял. Пострелял. С дичью и грибами выхожу из леса. Внимательно поглядываю назад, на дорогу, что за людскими покосами, скрывается в овраг. «Не летит! …а зачем преследовать?...Прогнало меня со своего угла леса» - успокоенный, я пытаюсь поиграть неспешными думками. 

За ужином в летней кухне, маме рассказал о случившимся. О том, что пережил, о том, что в жизни никогда не встречался с таким явлением. И ведь с детства по тайге брожу один, и на сплавы по горным рекам не раз ходил, и ночами в ливни жуткие по шумным и ревущим водам в неизвестное себя «на авось» пускал, но ни разу с подобным не сталкивался.

Мама внимательно меня слушала, покачивая головой – цокала языком: искренне удивлялась, переживая за своё дитя. «Ня знаю сыночек, што ты ня так сделав? Можеть и правда лишняго ужо брав, можеть и правда духи леса есть. И прогоняли тябе из яго! От кудава нам знать с тобою родненький!?»…Я слушал родного человека, а сам глядел в окно, раз, за разом прокручивая в голове, то, что пережил. 

Жалела она меня: – ходила и говорила около… А я думал открыто, про себя самого: «Меру потерял батенька, вот тебя пенками и гнал кто-то из леса! ….А может и грибы к этому отношения не имеют»....

Ах! Как плохо засыпать и жить тем более, когда такие загадки не можешь правильно разгадать. Когда жизнь уходит в прошлое, а из него никак не хотят, на твои вопросы – ответы ясные и правильные прилететь. 

               Так и живу, не узнав до сих пор, кто или что, со мной тогда так страшно играло:  кровь от чего стыла, и спину выкручивая - плющило.

Владимир Милевский

114029 мая
19
КОММЕНТАРИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сайт «Охота, рыбалка и туризм» - Омский региональный информационный интернет-портал. В рамках портала освещаются такие рубрики как, Во всеоружии, официально, хвост пистолетом, рыболову, охотнику, гости, транспорт, спорт, объявления, байки, охотугодия Омской области, красная книга Омской области, законы, полезные карты, трофеи, котелок, вопрос ответ, лунный календарь.  Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами принадлежат ООО «ТРОФЕЙ» (сайт журнала «Охота, рыбалка и туризм»). При размещении информации с сайта в других источниках, включая цитирование отдельных абзацев материала,  гиперссылка на сайт (www.ort-omsk.ru) обязательна. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
 

Журнал «Охота, рыбалка  и туризм» зарегистрирован  Управлением Федеральной службы по надзору   в сфере связи и массовых коммуникаций по Омской области. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 55-00040

Главный редактор:  Трофимов С.В.

Администратор и дизайнер сайта: Колдунова А.Р.

Редакция сайта: 644043, ул. Кемеровская, 10, 211 офис; 2 этаж

Дирекция: 8 951-420-69-29  konstantin0801@yandex.ru

Отдел рекалмы:   8(3812) 344-698   ort-omsk.ru@yandex.ru

Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель.