В тайге есть правило: увидел зверя – бди, встретил человека – хлебом накорми. (Чтиво)

Не то, что в суматошном городе, где люди не здороваются и не откроют двери просящему…

В глухомани профессиональный охотник, оторванный от дома на долгие четыре-пять месяцев, живет и работает один. В лучшем случае – с собакой. Голоса людей слушает по рации до тех пор, пока она не выйдет из строя или батарея разрядится. Тогда любой след случайного путника кажется благой весточкой. А неожиданный стук в дверь таежного зимовья в вечернюю пору – как самый желанный. Для дорогого долгожданного гостя тут же на горячей печурке закипает чайник. Мокрая одежда сушится. На столе – лучшие продукты, припасенные на будущий праздник. Где-то в глубине отощавшей котомки найдена заветная фляжка. И разговоры, разговоры без конца… Пока маленькое оконце зимовья не посинеет мутными размывами подступающего рассвета.

В тот год Николай Горовой, как всегда, промышлял соболя один. Большой участок по путикам, по кругу, обходил за пять дней. По рации с промышленным хозяйством разговаривал в лучшем случае раз в неделю. С семьей, женой Валентиной, – и того реже. После полутора месяцев такой жизни в душе промысловика поселилась березовая чага: хочется с кем-то переговорить, а никого нет. Только преданная собака Чара, послушно смотрит из-под нар. Хочет ответить хозяину, да не может. Обидела природа лайку, обделила голосом человеческим. Может быть, смирился бы со своим одиночеством Николай, настроился на работу без людей в тайге до Нового года, если бы не знал, что на одной из его избушек охотится любитель Володя.

До захода в тайгу в промхозе, в Кордово, старший охотовед предупредил Николая, что с его участком будет граничить охотник-договорник. Промышлять с собаками две-три недели, пока «снег не задавит». Границей территорий должна стать избушка в развилках Тугурсука. Значит знакомство, ночевки и разговоры неизбежны.

К встрече нового соседа Николай приготовился основательно. На Тумнинском перевале добыл краснобрового глухаря. На Ушаковском озере поймал полуторакилограммового ленка. Из потайных запасников достал заветную фляжку. В ожидании Владимира прожил в избе, в Тугурсуке, четыре незапланированные ночи.

Здесь необходимо сделать краткое отступление и объяснить, что тем самым Владимиром, новым соседом, являлся автор этих строк. И незабываемое знакомство с профессиональным охотником читателю передается из первых уст.

Во время встречи нас оказалось трое: Николай, Василий Мясников и я. Мы пришли с Васей. Какое-то время, выдерживая паузу, Николай скромно молчал. Изредка он вставлял слова для поддержания разговора и робко посматривал на своих новых знакомых. Возможно, волнуясь, Ко­ля постоянно снимал очки, аккуратно протирал их белоснежным носовым платочком. При этом хозяин зимовья успевал повторить раз пять, что очки – самое дорогое для него в тайге. И каждый год, собирая его на охоту, супруга Валентина закупает «оптику» в количестве трех экземпляров. Но он их почему-то ломает или теряет при заходе на промысел. Но на этот раз все обошлось благополучно:

– Эти, – Коля гордо показал на вытянутой руке очки, – первые! Хочу носить их до конца сезона. Ношу с собой вторую пару, на всякий случай… Вдруг в снег упадут, на камни, в речку. В запасе, в котомке – вторые. А третьи, – охотник равнодушно махнул куда-то на стену зимовья, – там, на базовой избе, на Ушаках.

Я и Василий в те времена смутно представляли, где находятся Ушаковские озера. Но мы уважительно кивали головами в подтверждение того, что два дня пути по тайге для человека с ограниченным зрением – не шутка.

Николай оказался мировым парнем. Мы были одногодками, и через полчаса знакомства, увидев в нас своих друзей, молодой охотник выложил на стол все, что только у него было припасено не только для встречи с нами, но и свои недельные запасы. После второй кружечки, вольно восседая на своих нарах, Коля двуперстно крестил ближайшие перевалы, куда нам с Васей предстояло идти с собаками за соболями. Затянувшаяся таежная вечеринка никак не хотела заканчиваться. И вот под ритмичные мелодии «Альпиниста» мы, все трое, притопывая  и приплясывая, хвалили модные песни радиопередачи «До и после полуночи». И не заметили, в котором часу перед рассветом своевольная Чара безнаказанно слизнула со сковородки недоеденного ленка.

Светлый день разбудил нас позорным прогулом. Стрелки часов показывали одиннадцать утра. Идти в тайгу было бесполезно. Потерянное утро усмехалось пустой котомкой. Вялые собаки лениво чесали за ушами.

Василий пошел на ручей мыть чистую сковороду. Вспоминая ламбаду, я угрюмо посматривал на низкий потолок и тоскливо прощупывал на своей голове огромную шишку. Выискивая очки, Николай рассеянно шарил ладонями под нарами. Наконец-то нашел… безжалостно растоптанные в лихой пляске гнутые дужки, да глазницы без стекол. Мелкие осколки от линз были широко рассеяны по земляному полу зимовья: не собрать, не склеить. Глубоко вздохнув, Коля осторожно сложил останки былых окуляров на полочку и робко водрузил на нос запасные очки:

– Хорошо, Валя положила. Еще одни там, на Ушаковских.

Желая хоть как-то подбодрить нового друга, предложили ему сходить в гости к нам, на устье Тугурсука. Так сказать, сделать ответный ход: показать места, угостить ухой, испить чарку «кваса». На что Николай, недолго думая, согласился.

Небольшое расстояние в семь километров по тайге, несмотря на сплошные завалы, было пройдено за полтора часа. Во время пути Николай ревностно оберегал лицо от бесконечных сучков и веток. Возвращаться назад без очков опасно.

Наконец-то пришли на берег Шинды. Старая изба приветливо встретила нас густым дымом, теплом зимовья и теплой улыбкой отца Василия – Валентина Павловича.

Пока дорогой гость, лежа на нарах, разминал затекшие ноги, мы, втроем, накрывали на стол. Старый рыбак Валентин Павлович готовил на уху хариуса. Я чистил картошку. Вася наливал из-за печки в ведро «теплый квас». Николай с раскрасневшимся лицом, с кружкой бодрого кваса доказывал нам преимущества Якутской тайги перед нашими местами.

И вот угощение готово. Восьмилитровый семейный котел, до краев наполненный свежей ухой, парил на столе. Остуженный в ручье «квасок» заполонил два чайника. Салат из свежей капусты пропитан майонезом. Мягкий хлеб нарезан большими кусками. Что еще надо в тайге после тяжелого трудового дня?

Описывать подробности визита вежливости к нам профессионального охотника до минуты не имеет смысла. Но стоит упомянуть вот о чем. Нам, уставшим и разгоряченным, «кваса» вполне хватило. Восемнадцатилитровый «доильный» аппарат Валентина Павловича был опустошен только наполовину. А Николаю понравилась уха из хариуса. Он то и дело запускал в котел деревянную удочку (ложку), ловил рыбу и, нахваливая повара, сверкал окулярами очков.

Утро следующего дня разбудило нас ярким солнцем, вальяжно расположившимся на макушке старого кедра. Собаки убежали в тайгу без нас. Захмелевшие от «кваса» мыши смело прыгали в чайник за сладковатой гущей. Две или три мышки, перекатываясь с боку на бок под нарами, бесполезно пытались добраться до своих норок. Вася собирал разбросанные по избушке кружки.

Я пытался вспомнить, почему под моим онемевшим боком оказались три батарейки от фонарика. Валентин Павлович поставил на печку казан с остатками ухи. Коля искал свои очки.

И это было очень важно. До Ушаковских озер – два дня хода. Плохо видящему человеку идти по захламленной тайге тяжело. В один миг можно заработать на лицо «пусто один».

Все стали искать окуляры Николая. Просмотрели все полки, столы, нары, за печкой, в сенях. Я даже  расковырял входы мышиных норок. Вася долго бродил около избы. Валентин Павлович прошел по тропкам до ручья.

Час тщательных поисков не дал никаких результатов. В подавленном состоянии, стараясь восстановить поминутно передвижения нашего друга, мы присели на нары. Горевшая печь напомнила, что на ней стоит казан. Валентин Павлович взял ложку, стал помешивать остатки бурлящей ухи. С некоторым недоумением старый рыбак прислушался к брякающим звукам на дне котла, спросил:

– Кости или что?.. Мы вчера варили уху или мясо?

Коля твердо заверил, что он ел только рыбу. Мы поддержали его мнение. Тогда Палыч подцепил непонятный предмет ложкой. Вытащил из мутной жижи то, что обрадовало всех. Это были Колины очки.

Владимир Топилинг. Минусинск

204120 мая
11
КОММЕНТАРИИ
Плаксин Александр 23.05.2017 14:16
Здорово! И язык изложения замечательный!
Александр Новицкий 23.05.2017 14:17
аж слюнки текут
ОСтап НАЗаров 23.05.2017 14:17
Ныне наоборот!
МультиВход
ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сайт «Охота, рыбалка и туризм» - Омский региональный информационный интернет-портал. В рамках портала освещаются такие рубрики как, Во всеоружии, официально, хвост пистолетом, рыболову, охотнику, гости, транспорт, спорт, объявления, байки, охотугодия Омской области, красная книга Омской области, законы, полезные карты, трофеи, котелок, вопрос ответ, лунный календарь.  Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами принадлежат ООО «ТРОФЕЙ» (сайт журнала «Охота, рыбалка и туризм»). При размещении информации с сайта в других источниках, включая цитирование отдельных абзацев материала,  гиперссылка на сайт (www.ort-omsk.ru) обязательна. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
 

Журнал «Охота, рыбалка  и туризм» зарегистрирован  Управлением Федеральной службы по надзору   в сфере связи и массовых коммуникаций по Омской области. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 55-00040

Главный редактор:  Трофимов С.В.

Администратор и дизайнер сайта: Колдунова А.Р.

Редакция сайта: 644043, ул. Кемеровская, 10, 211 офис; 2 этаж

Дирекция: 8 951-420-69-29  konstantin0801@yandex.ru

Отдел рекалмы:   8(3812) 344-698   ort-omsk.ru@yandex.ru

Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель.