«Собака – утятница!», – услышите вы в провинции о спаниеле. Будучи когда-то «злым утятником», я завел в 50-е годы ушедшего века первого спаниеля.

«Собака – утятница!», – услышите вы в провинции о спаниеле. Будучи когда-то «злым утятником», я завел в 50-е годы ушедшего века первого спаниеля. Он ли не был удачен, я ли сделал его по кинологической своей дремучести таковым, только через 10 лет я повторил опыт. И когда мои спаниели заработали, я бросил утиную охоту, ибо они показали мне охоту более тонкую – на болотно-луговую дичь.

«Птичья гончая» – так решительно аттестован спаниель в публикациях о нем. Определение прижилось. Но разве легавая –плохая птичья гончая в умелых руках? Ах, как страстно гонит птичку по лугам и болотам какой-нибудь белый Бим с черным ухом, не обремененный полевой постановкой! Имея честь быть экспертом по легавым, я видывал такой захватывающий гон.

А еще спаниеля могут порекомендовать вам как подспорье в охоте «самотопом». Имеется в виду, что с ним все же лучше топать по гектарам охотничьих угодий с ружьем наперевес в надежде «вытоптать» что-нибудь под выстрел. Разумеется, и это верно, особенно если ваше подспорье со слабым чутьем и без поиска. А если он вдруг с чутьем и со страстью, и скорость имеет, то «самотоп» доставит наслаждение ему, а не охотнику: спаниель разгонит все на пути хозяина за пределами и слуха, и глаза, и выстрела. Так что если уж вы «самотоп», то берите спаниеля похуже, поинертнее, а лучше – совсем не берите: вдруг нарветесь на хорошего.

Наконец, совсем интересное определение: спаниель – собака пожилого человека. Ну, что вы! Инфаркт, простите, можно получить с собакой любой породы. Как-то мой годовалый спаниель квартировал у человека средних лет, который после увлечения лайками выбирал себе породу для подружейной охоты. Я склонял его к спаниелю, с этой целью и подсунул ему наглядное пособие, воспользовавшись своей необходимостью срочно лечь в больницу. Результат оказался противоположным задуманному: человек отказался от предложенной породы. «Для меня это слишком сложная собака», – сказал он и… взял дратхаара.

Об охоте со спаниелем в лесу мало говорят и пишут. Программа, система, методика его подготовки к работе по боровой требует большого труда, а пуще всего упорства и воли со стороны его владельца, лесного охотника.

Птицы взлетели все разом, кучно, как подброшенные. 

Обычно же и поступают проще простого: едва подросшего щенка сразу выводят в лес. Пусть сам там разбирается, на то у него чутье, и собака он охотничья.

В лесу редко бывает, так сказать, запланированная целенаправленность: вот пошел на вальдшнепов, а вот за тетеревами. И хорошо, если по лесу знаешь, какую дичь в нем вероятнее найти. На самом деле планируется только охота на рябчика с манком, если время и погода подходящие. И собаку тогда не берут. Крайне редко найдется спаниель, способный, не шелохнувшись, выдержать ваши пересвисты с рябчиком: не полетит и не пойдет к вам рябчик, слыша собаку.

Лес полон неожиданностей, а с чутьистой собакой особенно. О них она и предупреждает, превращая неожиданности в возможный результат. В середине сентября молодые птицы готовы к самостоятельной жизни, хотя и держатся поблизости друг от друга. Они осторожны и строги. Тетерева предпочитают затаиваться «на полу», а не взлетать при первом же шуме, идущем в их сторону, как это делают рябчики. Глухари степенно отходят.

Бывает, без собаки пройдешь по довольно дичному месту, и ничего не взлетит, себя не обнаружит. Мне не однажды приходилось поправлять результаты «учтенной» егерями дичи. Я брал с собой охотоведа и со спаниелем, знающим свое дело в лесу, проходил по участкам охотхозяйств, которые  были показаны в маршрутных листах учета дичи как пустые. Пустыми они не оказывались. И наоборот –там, где на бумаге значилась дичь, ее не было.

Тетерева, глухари, рябчики – все они из семейства тетеревиных, род куриных птиц. В лесу они соседствуют, если позволяют угодья, но не общаются. Они верны месту проживания, и если это рябчики, то верны ему практически с точностью до отдельных групп деревьев. И лишь тетерева более свободны в своих передвижениях.

Была в лесу прекрасная охота с легавой по выводкам. Была и кончилась, перейдя в разряд случайных. При поздних сроках охоты ставшая строгой боровая дичь уже не выдерживает стойки легавой собаки и при широком поиске легавых взлетает за пределами выстрела. В этих условиях продуктивным остается правильно поставленный спаниель.

Из всех охот по боровой, пожалуй, особенно спортивна и эффектна охота со спаниелем по тетеревам. Она не требует строгого следопытства и там, где тетерев распространен, допускает обойтись легкой охотой «на околице», по опушкам недальних светлых лесов возле полей.

Птицы эти дважды сезонно нуждаются друг в друге массово: весной на токах и поздней осенью, когда табунятся, да так и зимуют. В целом, птица эта скорее коллективная, чем одиночная, хотя с появления выводков до их распадания тетерева, как все куриные, – птицы семейные.

Наше время со спаниелем – когда выводки на крыле, но не распались, и пока еще птицы не стабунились, не поднялись на березы. Линяющие же тетерева забиваются в крепь. Без собаки найти их можно лишь случайно, если не знаешь точно, где они. От спаниеля требуется, конечно, чутье, уравновешенность на потяжке, но более всего на всех этапах процесса – абсолютный контакт с охотником, послушание.

Лада обследовала покос, заволновалась и бросилась в лес.

Слаженная работа спаниеля и охотника, точный выход собаки на птицу, стремительная подводка, сильный взлет почти вылинявшего черныша, верный выстрел по нему и чистая подача – итог лесной сказки наяву. Почему сказки? Потому, что дожили мы до того, что во многих охотничьих угодьях тетерев стал крайне редок. И только спаниель может «сказать», что, оказывается, тетерев еще есть там, где давно уже так не считается.

Первый опыт добычи тетеревов с помощью спаниеля, вернее сказать, именно благодаря спаниелю для меня самого был открытием. Первая моя  классная собака Лада-1236/с, впоследствии чемпион, не знала боровой дичи до третьего года жизни. Я не брал ее в бор. О том, что она отличная работница по болотной, слух распространился быстро.

И вот нас с ней пригласили в неведомые мне места, где сохранились выводки тетеревов. Ехать планировали на мотоциклах; иному транспорту тех времен дорога туда была недоступна. В назначенное время пригласивший меня человек на место встречи не явился.

Сколько раз за годы охоты я был обескуражен необязательностью людей, прежде чем научился не обольщаться приглашениями… Прождав на окраине города с предрассветного часа до восхода солнца, я развернул свой «Урал» и поехал в места, знакомые по заячьим охотам: места грибные, и пора грибов была в разгаре.

В мотоцикле, кроме собаки, со мной ехала жена и ее родственница. Груз ответственный. Им сулили отменные малинники, так что о настроении дам помолчим. Когда приехали, утро было позади. Пошли за грибами. Ружье я взял с собой в лес только потому, что оставлять его в деревне с мотоциклом не годится. Пернатой дичи, как мне было известно от местных знатоков, здесь нет.

Километра за два от деревни на покосной поляне устроились перекусить. Лада обследовала покос, заволновалась, проигнорировала предложенную еду и бросилась в лес. Я вернул ее. Вид собаки, ее состояние заставили меня прозреть.

Попросив дам не покидать покос, я доверился Ладе. Было ясно, что она заинтересована не заячьим следом, который, кстати, будет ей впредь запрещен. Посадил собаку, одобрил и дал ей ключ – команду «Вперед!». Пошла узким челноком, встала на след, повела.

«Тише!» – это указание она знает. Пошла, оставаясь под ружьем на коротком выстреле. Но все-таки приходится за ней почти бежать: отстанешь –
не увидишь, кого она преследует. Признаться, я решил, что глухаря, так как рябчики давно бы уж вспорхнули, а тетеревов, как мне сказали, здесь нет. Глухарь же более устойчивый отшельник, и место самое его.

Вошли в высокоствольный ельник без подлеска, на краю его я посадил собаку командой почти шепотом. Ее накал начал передаваться мне: оба волнуемся, не знаем, что будет. Я все-таки контролирую лес, а прошли мы метров 350. Впереди плотный березняк, по бокам – ельник. Место не прострельное.

Вновь усаживаю собаку, жду около минуты, находясь рядом с ней. «Вперед, тише!» – говорю совсем шепотом. По-моему, Лада уже все поняла. Медленно, почти под стволами ружья прошла березняк, за ним оказался небольшой просвет. Она бросилась туда в короткой подводке. Шумный взлет выводка тетеревов был ее триумфом.

Птицы взлетели все разом, кучно, как подброшенные, поданные собакой под классический выстрел. В такое я не промахиваюсь, и, едва поднявшись «свечой» вверх, тетерев-косач упал тяжелым комом. На дуплет меня не хватило, слишком велик был эффект состоявшегося.

Остальная часть дня была посвящена страховке увлекшихся грибами спутниц. Надо признаться, что я не люблю ходить в лес с кем-то: все боюсь, как бы не потерять. Или, если уж пошли, то от меня – никуда. А тут попробуй удержи возле себя ошалевших от грибного моря женщин.

Вечером был дождь. Мы возвращались по покосным дорогам к деревне. Лада шла рядом. Вдруг приподняла голову, индикатор-хвост заработал, она сошла с дорожки. «Сидеть!» – дал команду. Села. Снимаю груженый грибами рюкзак, прошу женщин не сходить с места и – «Вперед!».

Теперь верю Ладе больше, чем себе. «Тише», –скорее прошу, чем командую. Лес такой плотный, что о стрельбе влет нечего и думать. Разве что «на шум», чего я никогда не делаю. Лада ведет среди каких-то загнивающих берез, через захламленный старый выруб. Ведет горячо, как будто хочет успеть все сделать, пока не стемнело. Прошли метров 200, подъема все нет. Я уже почти бегу за собакой, уже не командую. Развязка близка, собака знает лучше. Пересекли березняк, стоящий стеной. Лада сдерживает себя, давая мне быть возле нее: она в двух метрах и контролирует обстановку. А ведь идет дождь, мешает.

Впереди опять выруб, просвет маленький, но просвет. Перед вырубом останавливаюсь и – вот она, вера в собаку! – готов к выстрелу. Лада прыжком рванулась на чистое место и подняла из пней на вырубе трех старых тетеревов. Выстрел. Один осел и упал тут же. А ведь не будь со мной спаниеля, я, как и местные охотники в деревне, где ждал меня мотоцикл, считал бы, что здесь дичи нет.

Первый выход на боровую дичь сразу столь продуктивный. Да и в последующие свои охоты Лада работала без промаха и мягко. Основное правило охоты в не «парковых» лесах у нас сводилось к тому, что спаниель в плотных участках угодий в потяжке идет буквально под самым ружьем и лишь в единственно нужный момент делает безошибочный бросок.

Я если и держал лаек, то зверовых, а охоту по глухарям на лиственнице очень любил

Первая ее работа, описанная выше, дала для опыта понимание того, что тетерева, еще держащиеся выводком, стараются не взлетать, не обнаруживать себя, а убегают и затаиваются. В непогоду, дождь, так же ведут себя и старые косачи, что показала вторая работа.

Если говорить о глухарях, а о них нельзя не сказать, коли речь зашла об охоте по болотно-луговой дичи. Итак, в начале сезона стрелять удается обычно молодых птиц. Старые встречаются редко, они забиваются в такую чащу, где и ходить-то трудно. Но там, где нет плотных ельников, глухого хвойного подлеска, густых приболотных кустарников и лесных завалов, глухарь, настигнутый и поднятый собакой, все-таки попадает под выстрел.

Очень зрелищна и эффектна работа спаниеля по глухарю в травянистых или папортниковых светлых рощах, по опушкам вдоль покосов, в мшистых борах с наличием осины и лиственницы. Глухари любят бывать на открытых местах. Эта любовь к полянам, просветам в лесу, где есть трава и солнце, для них  – потребность. Выходят они из леса и в затяжной дождь, в непогодье с колючим мокрым снегом, как бы не доверяя шуршащему лесу.

Глухарь не взлетает тотчас от приближающейся собаки, заслышав ее, и быстрым ходом ведет ее не одну сотню метров. Непросто находиться от него на расстоянии надежного выстрела, если учесть его способность удивительно контролировать ваше за ним продвижение: он взлетит в самый неудачный для стрельбы миг, подаренный ему какой-нибудь вашей ошибкой. И миг этот выберет с учетом местности.

Моя Лада однажды вела по убегающему глухарю с полкилометра. Сдерживая собаку командой «Тише!», я почти бежал за спаниелем, не отпуская Ладу дальше 10-12 метров. Что идем по глухарю, я понял не только из того, что видел на порхалище его перо: так настойчиво уходить пешком, имея крылья, способен только он. Волнение, страсть, хладнокровие в этих случаях и есть, вероятно, то, что отличает охотника от остальных людей. Я чувствовал, знал, что глухарь пока не взлетит, что от нас он на расстоянии недальнего выстрела, но он еще не взлетит: не то место. Наконец, впереди появился высокоствольный, светлый березняк с неплотным папоротниковым низом. Березы мысом выходят на покосную поляну. Вот здесь взлетит! Уверенный, что глухарь, дойдя до кромки поляны, полетит через нее, я двинулся вправо, чтобы раньше его оказаться там для стрельбы на открытом месте. Лада осталась на следу, поднажала, мною не сдерживаемая, и я услышал с левой стороны через березняк звук полетевшего глухаря.

Оставшись в дураках даже в глазах Лады, я признал превосходство птицы каменного века над мышлением чужого для таинств леса существа, коим и являюсь я. В тот момент мне очень хотелось биться лбом о березы. Представьте, как бы я был свободен от пережитого, не будь со мной управляемого и поставленного согласно задаче чутьистого спаниеля.

Есть особенно тонкая, на мой взгляд, глухариная охота – на лиственницах и осинах. Ее знают люди, хорошо знакомые с лесом и умеющие ходить по нему бесшумно и собранно в нужных местах в нужную пору непоздней осени. Можно охотиться без собаки, но лучше с ней и, конечно, с лайкой. Однако можно (не удивляйтесь) и со спаниелем. Это во второй половине сентября до начала октября, когда «закисает», но еще крепко держится на дереве желтеющая лиственная хвоя и то же происходит с листвой осины. Для глухаря это важный перед зимовкой витаминный корм.

Я если и держал лаек, то зверовых, а охоту по глухарям на лиственнице (не на осине почему-то) очень любил, люблю и очень ценю. Охотился скрадом, издали разглядывал кормовую лиственницу и, заметив на ней глухаря, подходил. Сам процесс скрадывания – это ни с чем не сравнимое состояние нервной системы, контроль каждого сантиметра своих движений; это волнение сердца и полное самообладание, помноженное на терпение, на «не торопись». Это  –мастерство, если хотите, и что-то от зверя в тебе.

Три мгновенных прицельных выстрела – и три косача рухнули в багульник.

Ажик-Минор, мой легендарный, несравненный Ажик-Минор-1329/с, чемпион, родоначальник линии спаниелей, лучших не только на Урале, научил меня с его помощью находить  глухарей, вылетевших на «закисающие» лиственницы. У собаки (лайки) в этой охоте три функции: найти кормящегося на дереве глухаря, облаять его и тем самым позвать охотника, отвлекая внимание птицы на себя. Если же идешь со спаниелем, то надо верить его реакциям на лес, расшифровывать их. Хорошая собака весь лес в пределах поиска держит на чутье. Ажик-Минор, проходя в поиске под кормовым деревом, причуивал упавшую с него поедь, посоры глухаря и начинал работать на их запахах, оставаясь только под тем деревом, где сидела и кормилась птица. К тому же она собаку видела, слышала. Глухарь не неподвижен, в таких случаях он видит собаку, она мешает ему, он недоволен и этим ею отвлечен. Как только я понял по одному слету глухаря над головой Ажика (поскольку продолжал идти, не таясь, за собакой), чем занимается под лиственницей мой легендарный герой, поисковая цепь замкнулась. Открылся еще один способ охот со спаниелем, никем не описанный. К тому же способ этот не требует специальной натаски, скорее спаниель натаскает вас. Будьте лишь внимательны и сообразительны, не поленитесь осмотреть дерево, под которым работает спаниель.

Однажды я был приглашен на утиную охоту на озера, окруженные моховыми сухими болотами среди бескрайних лесов Северного Урала.

Оказавшись в царстве неведомого, я сразу задался вопросом: зачем мне утки? Тут должны быть прекрасные тетерева. Чтобы не обижать гостеприимно пригласивших меня людей, я сказал, что хочу проверить во мшистых угодьях собаку, и отправился туда.

Было туманное прохладное утро. На озерах в этой тишине стреляли особенно хлестко. Мы с Ажик-Минором не прошли и 100 метров от кромки леса по затянувшейся багульником сухой поверхности обширного болота, как спаниель потянул, заставив меня сменить направление намеченного движения, и с хода поднял верхним чутьем разлетевшийся веером выводок. Три мгновенных прицельных выстрела из полуавтомата МЦ-21-12 – и три косача рухнули в багульник: первый почти рядом, второй чуть подальше, третий метров за 35. Ажик тот час нашел всех, но не подал ни одного: он не брал в зубы ничего крупнее вальдшнепа, за что я его не журил, поскольку сам в том виноват. Годовалого, я ударил его плеткой за курицу, торжествующе схваченную им на деревенской улице. Курица осталась жива, отвращение ко всему куриному (на вкус, не на чутье охотничье) в собаке осталось.

Но такой классный триплет нелегко пережить без последствий: он переполнил меня, больше я не хотел и не стал стрелять в тот день. Свершившееся явилось подарком: день тот был днем моего рождения (буквально, по календарю). То была и последняя охота с Ажик-Минором. Через несколько дней после того он погиб в лесу в схватке с рысью.

Герман Агеносов, заслуженный кинолог РФОС, Нижний Тагил.
117428 августа
5
КОММЕНТАРИИ
Алексей Лазарев 22.12.2016 18:41
Я обожаю этих собачек, они преданы, умны, выносливы. Друг мне подарил помесь спаниеля и лабрадора, это вообще, умняшка.
Георгий Ф Бонд 01.09.2017 11:18
Вообще сеттеры,ирландские,шотландские,Английские хорошо предназначены на птицу перепел,куропатка,фазан,но мы берём на утку и приучаем подовать, у меня все три породы были,брал на утку,ходил с подхода,у берегов разных водоемов в зарослях хорошо делали стойку...и приходилось обучать доставать..с водоема,-( пытаемся сделать универсальную)- а в поле охотился на куропатку и уже была открыта на зайца,так стала в стойку.случайно на куропатку и зайца, метров 10-15 ,взял первых куропатей и сдуплетил на зайца,...стала делать стойку и на зайца.
МультиВход
ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сайт «Охота, рыбалка и туризм» - Омский региональный информационный интернет-портал. В рамках портала освещаются такие рубрики как, Во всеоружии, официально, хвост пистолетом, рыболову, охотнику, гости, транспорт, спорт, объявления, байки, охотугодия Омской области, красная книга Омской области, законы, полезные карты, трофеи, котелок, вопрос ответ, лунный календарь.  Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами принадлежат ООО «ТРОФЕЙ» (сайт журнала «Охота, рыбалка и туризм»). При размещении информации с сайта в других источниках, включая цитирование отдельных абзацев материала,  гиперссылка на сайт (www.ort-omsk.ru) обязательна. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
 

Журнал «Охота, рыбалка  и туризм» зарегистрирован  Управлением Федеральной службы по надзору   в сфере связи и массовых коммуникаций по Омской области. Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 55-00040

Главный редактор:  Трофимов С.В.

Администратор и дизайнер сайта: Колдунова А.Р.

Редакция сайта: 644043, ул. Кемеровская, 10, 211 офис; 2 этаж

Дирекция: 8 951-420-69-29  konstantin0801@yandex.ru

Отдел рекалмы:   8(3812) 344-698   ort-omsk.ru@yandex.ru

Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель.

 

Полезные речные советы
В новой лунке, особенно поутру, начитайте ловлю с блеснения. Если поклевок не будует или очень осторожны, перейдите на ужение мармышкой.

В новой лунке, особенно поутру, начитайте ловлю с блеснения. Если поклевок не будует или очень осторожны, перейдите на ужение мармышкой.

Приманивать рыбу можно с помощью обыкновенного шеста. Достаточно поворошить им донный грунт, и на этом месте сразу же появятся обитатели глубин. Такой способ применяют и на озере и на реке.

Если (окуня, линя) окунуть на несколько секунд в кипяток, чистить их будет совсем легко.

Если уж очень сильно пахнет тиной, надо ее выпотрошить, а потом промыть в холодном крепком растворе соли, или уксусе(1-2столовые ложки на 1литр воды).

В январе рыба в водоемах чаще всего страдает от нехватки кислорода, что является причиной плохой рыбалки.

Если водоем имеет родники или участки поверхности, которые не замерзнут, то рыба будет держаться этих мест, в них много корма.

В январе на рыбалку сильно влияют метрологические условия. Клев очень слабый при перепадах давления и температуры, при сильных осадках и северном ветре.

Лучшая погода для ловли рыбы в январе – это оттепель после сильных морозов, в тихий солнечный день, при небольшой минусовой температуре.

В январе хорошо ловится хищная рыба – щука, судак, окунь. Щуку успешно ловят жерлицами и на крупные блесны. На ямах рано утром или вечером хорошо ловится судак. Окуня ловят на небольшую блесенку на протяжении всего дня.

Черви в семечках — мега наживка
Черви, пожалуй самая популярная наживка для рыбалки.

Про эту хитрую уловистую смесь рассказал один старичок, заядлый рыболов. Этим способом подготовки червей для рыбалки он пользуется с незапамятных времен. И каждый раз, приходя с рыбалки, он удивлял друзей и знакомых своими уловами.

Все были уверены, что секрет его успеха – это мастерство и опыт, а оказывается, все дело в его наживке. Даже во время неактивного клева старичку всегда было, чем похвастаться.

 

Черви, пожалуй самая популярная наживка для рыбалки.

Подготовка червей

Итак, для того, чтобы возвращаться с рыбалки каждый раз с отличными уловами необходимо сделать следующее:

1. Взять неполный стакан обжаренных подсолнечных семечек и прокрутить их через мясорубку, насыпая небольшими порциями (примерно по половинке ложки столовые).

2. Пересыпать прокрученные семечки в полиэтиленовый пакетик и не забыть взять с собой на рыбалку.

По приезду на водоем, небольшое количество семечек нужно насыпать в баночку, куда положить также штучек 10 червей. Теперь можно заняться подготовкой и настройкой оснастки – удочек, донок и т.д. За это время черви успеют пропитаться ароматом семечек и покроются  их легким налетом.

Такие ароматизированные семечками черви очень привлекательны для рыб, поэтому ожидать на протяжении долгого времени поклевки не придется.

На червей в семечках рыбы реагируют практически моментально

По прошествии некоторого времени в банку нужно подсыпать свежую порцию семечек и новых червей.
Черви в семечках очень эффективны при ловле карасей, карпов, лещей, густеры и плотвы. Приготовив для рыб червей в семечках, Вы поразитесь уловистости этой наживки!

Поведение рыб зимой
Зимой на течении реки рыба (кроме налима) берет хуже, она бережет силы, малоподвижна.

Зимой на течении реки рыба (кроме налима) берет хуже, она бережет силы, малоподвижна.

В это время больше шансов на удачу на озере и водохранилищах. В небольших реках лучшими являются места их расширения и перехода на широкий плес. В больших речках предпочтительнее выбирать суженые места и крутые и крутые повороты русла. Зимой рыба стремиться с тем местам, где вода наиболее насыщена кислородом. Поэтому места у выхода ключей и родников всегда наиболее добычливые. Под обрывистым берегом на дне всегда лежат какие-нибудь коряги, валуны, затопленные деревья бревна и т.д. Эти места наверняка являются логовом хищных рыб. У пологих берегов чаще находится песчаная отмель, и чем длиннее она, тем лучше. Если отмель к тому же постоянно переходит в глубину -шансы на хороший улов заметно возрастают.